Опасность слепой веры в экономические аргументы

Экономическая дискуссия в нашей стране часто представлена либо лозунгами, либо до неприличия дотошными расчетами в качестве аргументов. Традиционно, мы недооцениваем силу первых, и переоценивает значимость вторых. В этом посте речь пойдет о рисках серьезного отношения к расчетам экономистов.

Экономика является социальной наукой, и описать происходящие в ней процессы с помощью формул можно лишь ценой использования предпосылок. Позднее о том, что в основе расчетов лежат предпосылки забывают и выдают результаты в качестве непоколебимой истины. Однако это история не про нас, скорее про развитые страны. У нас экономическая теория работает отлично: хотите фиксированный курс – получайте проциклическую монетарную политику. В Соединенных Штатах веселее: много из того, что считалось невозможным с точки зрения экономической теории (большинством экономистов) не переставало происходить ни до 2008 года, ни после.

Для нас с вами, более грустной является вторая особенность – экономическая политика предполагает прогноз будущего, которое никому неизвестно. Часто, наличие непрогнозируемого будущего заставляет использовать замечательную предпосылку – «при прочих равных». Например, уберите из расчетов, упоминавшихся в прошлом посте, эту предпосылку в отношении экономического цикла (читаем – стоимость нефти) и итоговые цифры потеряют значение. Однако и это лишь полбеды. Если вы помните о своих предпосылках, вы (как поступают хорошие управляющие активами) продумаете несколько запасных вариантов и сценариев. Экономисты забывают. Из-за самоуверенности.

С помощью экспериментов очень легко доказать, что люди в принципе более уверенны в себе, чем следует. Используют вопросы, в которых просят указать ответ с некой уверенностью, и по результатам судят о том, насколько ответы были самоуверенными. Например, задаем 10 вопросов и просим указывать ответы с 90%-й точностью. Для чистоты эксперимента просим указать в качестве ответа не конкретную цифру, а интервал. Если более 1 вопроса остались без правильного ответа, значит, интервалы были указаны слишком узкими, что говорит о самоуверенности. Сколько было лет Мартину Лютеру Кингу в момент убийства? Люди часто указывают 55-65 или 50-60 лет. Кингу было всего 39. Возникает вопрос – если не знаешь, почему не взять более широкий интервал?

С помощью таких экспериментов можно определить, представители какой профессии, менее всего знают границы разумной уверенности в правильности своих решений. Оказывается, что синоптики очень хорошо проходят этот тест – если они думают, что правы в 90 % случаев, то они действительно правы в 90% случаев. Вообще, метеорология довольно точная наука. В том плане, что точность прогнозов +/- стабильна – если это 50%, то это 50%, все об этом знают и никто не фантазирует на тему неподражаемого гуру. Напротив, врачи, экономисты и многие (плохие) управляющие активами верят в то, что правы в 90% случаев, хотя правы всего в 50%.

Дальше в силу вступает еще один эффект: чем более уверенно человек говорит что-то, тем больше ему верят. Представьте доктора, который говорит вам – сейчас почитаю справочник, или экономиста говорящего, что риск девальвации в этом году 50% на 50%. В результате, представители многих профессий вынуждены звучать намного увереннее, чем того заслуживают их мысли выводы и прогнозы. К тому же, политики любят строить идеологию на экономических идеях. Посмотрите, чего только стоит истерика с необходимостью бюджетной экономии в современной Европе. Вроде бы, как и экономисты уже не особо настаивают на своих прошлых утверждениях, но из политического мышления так просто мысли не вычеркнуть. Политики не думают, они верят в идеи.

Резюмируя вышесказанное, вы точно хотите верить экономистам обещающим конец света смерть западного капитализма и ищущим новую парадигму славянского экономического единства? Да, они будут спорить о точности альтернативных подсчетов, дискутировать о четвертом знаке после запятой. Но. Вы видели их предпосылки? А они сами помнят о них?

Ссылка на первоисточник размещения.