Forbes. Что сделать, чтобы не допустить дефолта Украины

И почему стоит заранее подумать над альтернативными вариантами

Суверенные рейтинги Украины в целом корректно отражают риски дефолта. Высокая концентрация выплат по обслуживанию и погашению госдолга в 2014-2015 годах привела к невозможности работы с долговой нагрузкой в штатном режиме.

Макроэкономические дисбалансы и объем потребности в рефинансировании долговых обязательств предполагают, что привлечь необходимые средства с помощью рыночных заимствований не представляется возможным.

В результате существует всего два варианта развития ситуации

Первый – получение финансирования от внешнего кредитора, в роли которого выступает Международный валютный фонд или его «заменители» в виде межгосударственных договоренностей. Этот тезис не претендует на «открытие Америки» – последние три года экспертное сообщество настойчиво предупреждало о неизбежности этого шага.

Второй вариант приводит нас к ругательному слову «дефолт» или к его мягкой и сравнительно безобидной форме – «реструктуризация». Несмотря на однозначно негативное восприятие этой процедуры как экспертами, так и рядовыми гражданами, я постараюсь описать возможные преимущества именно такого варианта развития событий.

Конечно, есть еще один вариант: продолжать рассчитывать на невероятное улучшение внешней конъюнктуры, которое приведет к выравниванию дисбалансов, снижению рисков, открытию окна внешних заимствований и заметному росту спроса на украинские обязательства. Однако времени уже нет, да и конъюнктура вряд ли так улучшится.

Несколько тезисов в защиту варианта «реструктуризация»

Сразу оговорюсь, что я не поддерживаю идею «принципиального дефолта», описываемую тезисом «не мы брали, не нам отдавать» или «всем, кому я должен, всем прощаю». Также следует подчеркнуть несопоставимость ситуации в Украине и Исландии, которую часто приводят в качестве примера реализации этой идеи. Это даже не стоит обсуждать всерьез.

Плюс ко всему, неожиданный неконтролируемый дефолт также не является приемлемым. Возможно, репутационные последствия такого шага преувеличиваются, однако подобного развития событий украинская финансовая система не переживет без серьезных проблем. Поэтому речь и идет о том, как не допустить дефолта в его классическом понимании.

В то время как развитие ситуации по первому варианту (получение финансирования от внешнего кредитора) остается под большим вопросом, время задуматься о запасных вариантах. Именно таким вариантом, с моей точки зрения, является планирование реструктуризации хотя бы двух выпусков с погашением в 2014 году – Украина’14 и Нафтогаз’14. На всякий случай.

Несколько тезисов о том, почему в таком предложении нет крамолы.

  1. Проблема украинского госдолга – это не платежеспособность, а ликвидность. Рынок пугает концентрация выплат на коротком временном промежутке, а не принципиальная невозможность обслуживать долг. Реструктуризация решает проблему ликвидности.
  2. Участники рынка продолжают предъявлять высокий спрос на обязательства развивающихся стран даже несмотря на январские проблемы на финансовых рынках. На этом фоне рынок скорее радостно воспримет возможность обмена краткосрочных обязательств на среднесрочные, например, с погашением в 2017-2019 годах.
  3. По косвенным признакам краткосрочный украинский долг распределен среди небольшой группы инвесторов – это упрощает процедуру реструктуризации: договориться с небольшим кругом участников должно быть проще.
  4. Предложение о реструктуризации снимет срочность вопроса о предоставлении кредита МВФ (или его заменителей), что частично нивелирует напряжение на валютном рынке и в финансовой системе, позволив достичь более обдуманных договоренностей.
  5. Субъективно: Украине не стоит увеличивать долю не рыночного госдолга – чем выше доля рыночных выпусков и меньше доля «договорных», тем больше шансов на то, что дисциплина, насаждаемая рынком, будет оказывать давление на правительство.

В итоге реструктуризация, во-первых, решает проблему, во-вторых – должна устроить обе стороны. Конечно, в данном случае дьявол кроется в деталях – в условиях реструктуризации и том, как будет организована презентация предложения; кто, как и с кем будет вести переговоры.

Я не претендую на то, что реструктуризация основных долгов с погашением в 2014 году – это однозначное благо. В более осторожной форме мой тезис таков: лучше заранее подстелить солому там, где мы можем упасть. Тем более что негативных рисков у этой процедуры намного меньше, чем кажется на первый взгляд. По крайней мере, можно провести предварительные секретные переговоры – прощупать почву. Это не помешает.

Ссылка на первоисточник размещения.