Рациономика №13: о доверчивости, или как мы оцениваем достоверность информации и качество аргументов

О доверчивости, или как мы оцениваем достоверность информации и качество аргументов

ПРЕДЫСТОРИЯ

Давно подмечено, что к анализу информации мы относимся спустя рукава и, скорее готовы опираться на стереотипы и доверять интуиции, чем тратить драгоценные секунды нашего времени «на подумать». Например, если о пользе чудо-средства от головной боли, ожирения, депрессии и блох будет говорить человек в белом халате – вероятность, что ему поверят довольно высока. Если сюда добавить еще и стетоскоп, то еще больше людей будут готовы поверить в то, что чудо-юдо-средство работает. Интуиция просто подсказывает нам, смотри, этот человек очень похож на врача, а врач нас обманывать не будет, значит, средство должно быть эффективным.

Доверие к информации вызывает не только персона человека, но и просто то, что вызывает ассоциации с достоверностью. Дэвид МакКейб (David McCabe) из Colorado State University и Алан Кастел (Alan Castel) из University of California предложили двум группам людей оценить достоверность исследования в области нейронауки. Обоим группам дали одинаковое описание, но первой предложили текст без иллюстраций, второй – с изображениями активности различных областей мозга. Несмотря на то, что исследование было не слишком логичным, и должно было вызвать подозрение у здравомыслящего человека – когда люди видели цветные иллюстрации, критичность мышления исчезала. Те, кому достался текст с картинками, гораздо охотнее соглашались, что исследованию стоит доверять.

И все это только верхушка айсберга. Когда, например, речь заходит об аргументах, для нас порой важна не убедительность, а только само наличие аргументации, безотносительно ее содержания.

 

ЭКСПЕРИМЕНТ
В уже далеком 1978 году Эллен Лангер (Ellen Langer), Артур Бланк (Arthur Blank) и Бенцион Чановиц (Benzion Chanowitz) описали эксперимент, который показывает, что мы реагируем на бессодержательную информацию, так сказать, информацию-плацебо.

В ходе эксперимента, целью нанятого экспериментаторами человека было сделать ксерокопии в обход длинной очереди. Объяснений, почему его нужно пропустить вперед предлагалось три.

10404893_242090125979640_4576606058275250363_nВ первом случае использовалась т.н. «нулевая информация». Актер говорил: «Прошу прощения, у меня 5 страниц, могу я сделать копии». Легко понять, почему объяснение назвали «нулевой информацией». В очереди у всех есть страницы и всем нужно сделать копии.

Во второй кондиции внятных разъяснений также не предлагалось, зато там было волшебное «потому что»: «могу я воспользоваться копировальным аппаратом потому что мне надо сделать копии». Эту кондицию назвали «плацебо-информацией»: реальных причин пропустить вне очереди тут не приводилось, зато, формальное «мне нужно потому что» присутствовало.

Наконец, в третьей кондиции было реальное объяснение: «пропустите, потому что я спешу».

 

РЕЗУЛЬТАТЫ

Оказалось, что мы довольно дружелюбны: в 60% случаев агента экспериментаторов пропускали вне очереди даже в условиях нулевой информации. Зато кода приводилась реальная причина «я спешу» люди были готовы пропустить вперед уже в 90% случаев.

Пока все логично, но дальше больше. В условиях плацебо-информации, когда человек использовал «потому что», но далее не содержалось никакой реальной информации, другие были готовы пропустить его вперед очереди также в 90% случаев.

 

ВЫВОДЫ

В следующий раз, когда вам покажется, что источник информации вызывает доверие, не поленитесь спросить себя – а почему собственно он кажется надежным. И также, никогда не поздно спросить,  не являетесь ли вы случайно тем самым  потребителем плацебо-информации, когда вы слушаете заявление политиков и комментарии экспертов.

 

Leave a Reply