Рациономика №17: о значимости результатов труда, или ограничения финансовой мотивации

О значимости результатов труда, или ограничения финансовой мотивации

 

ПРЕДЫСТОРИЯ

В свое книге «Позитивная иррациональность» профессор DukeUniversity Дэн Ариэли предлагает мысленный эксперимент. С некоторыми дополнениями, идея состоит в следующем.

Предположим, что ваша работа состоит в том, чтоб делать презентации powerpoint, например, для сопровождения сделок покупки/продажи компаний. Теперь представим две кондиции. В одной, вы зарабатываете, скажем, 120 тысяч долларов в год, что по меркам Соединенных Штатов – вполне достойная зарплата. Во второй кондиции, все то же самое, но доход на 30% меньше – около 85 тысяч долларов в год. Уловка в том, что в первой, более денежной кондиции, каждый раз, когда вы завершили работу над презентацией, приходит ваш начальник и удаляет ее с жесткого диска. Вы также получаете ваши деньги, вас ценят в коллективе, но результаты вашего труда никогда не увидят свет и никогда не будут использованы.

Какой из этих двух вариантов вы выберете? С точки зрения экономической теории, это элементарный вопрос: конечно, вы выберете вариант с более высокой оплатой труда. Но так ли это на самом деле? Если да, то будете ли вы счастливы на такой работе, и как долго вы будете мириться с тем, что ваша деятельность не приносит никакой пользы?

Ответить на этот вопрос с помощью эксперимента сложно – хотя бы потому, что бюджет такого эксперимента превысит миллионы долларов. Однако проверить предположение экономической теории все-таки представляется возможным. Эмир Каменица (Emir Kamenica) из University of Chicago, Дражен Прэлик (Drazen Prelec) из MITи Дэн Ариэли решили узнать, как значимость результатов труда отразится на продуктивности и что окажется важнее: финансовая мотивация, или что-то другое.

 

ЭКСПЕРИМЕНТ

10404893_242090125979640_4576606058275250363_nСтудентам предложили собирать лего-роботов за вознаграждение. За первый собранный робот предлагалась оплата в размере 2 долларов, за каждого последующего на 11 центов меньше.

В одной кондиции эксперимента собранные игрушки оставались стоять на столе. Во втором варианте собранные легороботы разбирались  ассистентом экспериментаторов  на ваших же глазах, пока вы собирали новые.

По сути, это были условия, описанные в мысленном эксперименте выше. В первом варианте – вы можете наблюдать результаты вашего труда, во втором нет. При этом вознаграждение было одинаковым. А если так, то с точки зрения экономической теории, отличий между тем, сколько роботов будет собрано в каждой версии эксперимента быть не должно. Как говорится, 100 долларов, это всегда 100 долларов.

Тем не менее, реальность не подтвердила такое предположение. В первой кондиции, участники в среднем собирали более 10 роботов и зарабатывали 14,5 долларов. Во второй – 7 роботов и 11 с половиной долларов. Результаты второй группы оказались, во-первых как минимум на 30% хуже, а во-вторых, в ходе опроса проводимого после завершения эксперимент выяснилось, что участники второй группы получили намного меньше удовлетворения от собирания роботов, чем те, кто мог созерцать результаты своего труда в процессе работы.

 

ВЫВОДЫ

Знаем ли мы о том, что деньги – это не единственная мотивация и не единственный фактор влияющий на продуктивность. Авторы эксперимента провели опрос, в котором рассказали об условиях эксперимента и попросили респондентов оценить разницу в продуктивности труда между описанными кондициями. Большинство участников ответило, что разница в продуктивности будет иметь место, что уже хорошо – все-таки мы понимаем значимость нефинансовой мотивации. Однако, практически все недооценили масштаб ее влияния: в среднем респонденты оценивали разницу между кондициями в одного собранного лего-робота, когда в реальности эта разница была в 3,5 раза более значимой.

Leave a Reply