Рациономика №34: о том, что мешает нам учиться на собственном опыте

ПРЕДЫСТОРИЯ

Предположим, что вы эксперт и ваша задача делать прогнозы. Например, кто победит на выборах, или каким будет курс доллара к концу года. Или же вы собственник своего бизнеса и вам так или иначе приходится составлять свое мнение о будущих событиях.

Вот сделали вы прогноз: я думаю, что вероятность того, что экономика выйдет из рецессии в следующем году составляет 90%. Прогноз вероятностный, т.е. вы как бы не говорите, что случится именно так. Но если от этого зависит какое-то инвестиционное решение – если экономика начнет расти – тогда инвестиция принесет прибыль, то 90% это почти “наверняка”.

Но вот проходит этот самый год, а деловая активность продолжает сокращаться. Причем, вам не то чтобы не повезло и случилось что-то непредвиденное: у экономики не было никаких шансов на то, чтобы вернуться на траекторию роста. Иными совами, 90% – это была совсем ошибка.

Что делать теперь?

В теории, подобная ситуация – является актом приобретения опыта. Вы сделали прогноз, получили обратную связь. В результате, извлекли выводы. Например, подкорректировали свою макроэкономическую модель, или просто стали менее самоуверенными.

Однако, все этого в реальной жизни не происходит. Мы не извлекаем уроки из собственных ошибок. А виной тому, так называемый эффект хайндсайда (hindsight effect) – наша тенденция преувеличивать точность своих прошлых прогнозов, когда мы знаем, как сложилась история.

Если вы припоминаете поговорку «чтоб я был таким умным до, как моя жена после», то это как раз об эффекте хайндсайда. Правда, жертвами этой мыслительной ошибки являются вовсе не вымышленные герои смешных историй – а вполне реальные люди, часто эксперты своего дела.

 

ЭКСПЕРИМЕНТ

В 1972 году президент США Ричард Никсон совершил исторический визит в Китай. Цель – наладить отношения со страной фактически закрывшейся от внешнего мир10404893_242090125979640_4576606058275250363_nа после революции 1949 года. Естественно на пороге этого визита в медиа было много обсуждений на тему результатов предстоящей поездки. Вот этой ситуацией и воспользовались Барух Фишхофф (Baruch Fischhoff) и Рут Бейф-Мэром (Ruth Beyth-Marom).

Исследователи задали студентам-политологам ряд вопросов. Например, «какова вероятность того, что Никсон встретится с Мао», или «Какова вероятность того, что между США и Китаем будут налажены дипломатические отношения»? Идея эксперимента была в том, чтобы спустя время опросить тех же студентов, и узнать, как хорошо они помнят, что они предсказывали.

 

РЕЗУЛЬТАТЫ

Оказалось, что со временем студентам было довольно трудно точно вспомнить, что именно они прогнозировали. Однако, студенты не ошибались случайным образом, как это должно было бы быть, если бы все дело было в плохой памяти.

Участники эксперимента ошибались в одну строну.

Если предсказываемое тогда в прошлом событие не произошло, то студенты вспоминали что они не очень-то и верили в то, что такое событие может произойти. И наоборот. Если событие имело место случиться, то студенты вспоминали, что они предсказывали, что так и будет.

Т.е. если вы считали, что Никсон с Мао все же не встретится и оценивали вероятность встречи, скажем в 20% (но встреча состоялась по факту), вы вспомнили бы, что оценивали вероятность встречи в 60% или даже 80%.

 

ВЫВОДЫ

Мы часто сомневаемся, когда принимаем важное решение. Иногда, «да» или «нет» – зависит от того насколько мы уверенны в своем прогнозе чего-то. Когда вы окажитесь в подобной ситуации и вспомните, что обычно ваши прогнозы бывают точными, а значит так будет и на этот раз – вспомните о действии эффекта хайндсайда. Возможно вы ошибаетесь, а уверенность в собственном прогнозе – выдумка нашего мозга.

Leave a Reply